d3c87086

Валентинов Андрей - Вызов



sf_history Андрей Валентинов Вызов Схватка с силами Зла, не желающими терять власть над огромной страной, продолжается. Потери в этой схватке неизбежны. Но Николай Лунин не теряет надежды.

Спасая таинственную гостью из прошлого, он укрывает еев странном месте вне пространства и времени — убежище, где в годы сталинских репрессий прятались многие старые большевики. Тем временем дхар Фрол Соломатин возвращается к своему народу, десятилетия назад укрывшемуся в глухих уральских лесах — быть может, древние легенды дадут ему в руки оружие, способное противостоять могущественному врагу?
ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-08-07 http://www.fenzin.org 6C56A99A-69F6-4B28-B637-B5CFD1989327 1.0 Вызов АСТ Москва 1997 5-7921-0139-6 Андрей Валентинов
Вызов
1. ГОСТИ
Сухие ломкие листья устилали аллеи старинного кладбища, каким-то чудом уцелевшего почти в самом центре Столицы. Осенний воздух был свеж и неожиданно чист, словно гигантские легкие города в этот день прервали свою бесконечную работу.

Страшный Год Перемен, от Рождества Спасителя 1991-ый, провожал очередную жертву. Земля Столицы принимала своего блудного сына барона Михаила Корфа.
Людей собралось неожиданно много — несколько сотен; они запрудили не только аллею, где предстояло навек упокоиться бывшему полковнику Марковской дивизии, но и две соседние. Появившиеся словно из-под земли распорядители с неизменными черно-красными повязками привычно группировали и сортировали скорбящих, отсеивали чистых от нечистых, лишний раз доказывая, что воспетого в песнях и гимнах равенства не существует даже здесь, среди печальных мраморных ангелов и полуразбитых крестов со стершимися надписями.
Келюса и Фрола оттеснили почти сразу. Они не успели даже подойти к наглухо закрытому гробу — твердые руки уверенно отвели их в сторону, освобождая место для приглашенных. Друзья никак не ожидали, что у погибшего барона окажется столько почитателей, пришедших в этот день на покрытые золотыми листьями аллеи.
Еще три дня назад об этом нечего было и думать. В пределах городских кладбищ получить место не представлялось возможным.

Николай засел за телефон, обзванивая уцелевших знакомых деда, но те лишь жаловались на времена, сетуя, что теперь даже бывшим членам ЦК дальше колумбария не Донском не пробиться. Мик всерьез советовал обратиться в канадское посольство, и Лунину с большим трудом удалось отговорить его от этого действительно бессмысленного шага.
В конце концов, в Столицу вернулись родители Мика. Плотников-старший, пораженный случившимися за время его отсутствия событиями, в свою очередь сел за телефон и выбил несколько квадратных метров на кладбище у деревни Гнилуши за Кольцевым шоссе. Оставалось достать деньги на похороны, и тут внезапно, за трое суток до этого холодного дня, все изменилось.
Утром Плотникову-старшему позвонили из канцелярии Президента. Это не было неожиданностью. Отрасль, которой управлял достойный родитель беспутного Мика, являлась отнюдь не последней в державе, и такие звонки время от времени случались.

Тем более, Николай Иванович — а именно так звали этого уважаемого в Столице человека — вернулся из далеко не частной заграничной поездки. Но на сей раз — и Николай Иванович был поражен вторично неизвестный ему чиновник из Белого Дома сообщил, что Президент просит передать глубокие соболезнования по поводу трагической гибели его двоюродного брата и что государство, учитывая выдающиеся заслуги стойкого борца за российскую демократию канадского гражданина Михаила Модестовича Корфа, бер



Назад