d3c87086

Валентинов Андрей - Око Силы 2



ОКО СИЛЫ II
СТРАЖ РАНЫ
Андрей ВАЛЕНТИНОВ
1. ТРИВИУМ
Тропа тянулась вдоль невысоких холмов, почти незаметных в густой темноте, затопившей землю. Лишь далеко впереди, у самого горизонта, слегка белела узкая полоска - там медленно, не спеша, проступал ранний зимний рассвет.

Идти было трудно - тьма скрывала повороты, вдобавок под ноги то и дело попадались мелкие острые камни. Ко всему донимал холод - в эти предрассветные часы он казался особо нестерпимым.
Шли молча - Косухин чуть впереди, пряча мерзнущие руки в карманы китайской шинели и натянув черную мохнатую шапку почти на самый нос. Арцеулов немного отставал. Холод, так донимавший Степу, был более милостив к капитану - в очередной раз спасал "гусарский" полушубок.

Зато внезапно разболелась голова. Боль была столь резкой и сильной, что Ростислава зашатало. О холоде он сразу забыл - в висках стучала кровь, черные волны накатывали откуда-то со стороны затылка, и теперь каждый шаг требовал немалых усилий.

С полчаса капитан держался, но затем стал заметно отставать от быстроногого Степы. Пару раз Арцеулов хотел предложить небольшой перекур, но сдерживался, не желая показывать слабость.
- Ч-черт! - выразительно произнес Степа, угодив ногой в яму. - Чего это они тут, чердынь-калуга, огурцы сажали?
- Не поминайте, - поморщился Арцеулов, останавливаясь и прикладывая к пульсирующей болью голове ледяную ладонь. - Они не огурцы сажали, Степан. Здесь же мины были. Это называется разминирование.
- Точно, - Степа осторожно отошел подальше от зловещей ямки. - Вот зараза! Че, капитан, передохнем? Курить будешь?
Рука Косухина привычно полезла за пачкой папирос, но Ростислав покачал головой.
- Ты чего? - удивился Степан.
- Не хочу... - сквозь зубы произнес капитан. - Голова... Болит немного...
- Ах ты! - пачка отправилась обратно в карман шинели. - Это ж тебя в самолете! Эх, надо было повязку сменить...
- Надо было...
За последние сутки Арцеулов напрочь забыл и о ране, и о повязке - было просто не до того. Боль вынырнула неожиданно, разом напомнив о неровном гудении моторов, о мелькавшей под иллюминатором желтой земле и о страшном ударе.
- Здорово тебя тогда... - похоже, Косухин подумал о том же. - Вот притча! Идти-то сможешь?
- Да... Только передохну немного. Давайте-ка сообразим... Идем мы уже около часа. Прошли версты четыре...
- Пять, - прикинул Степа. - Быстро шли...
- Насколько я помню карту, впереди вроде горная гряда. Невысокая...
- Этот Мо говорил про какое-то ущелье, - кивнул Косухин, вспоминая слова генерала. - Только эта дорога... Ведь мины кругом!
- Придется рискнуть, - пожал плечами Арцеулов, - не ждать же, когда нас нагонят...
- Это точно! Если б не мины, я б прямо сейчас свернул в степь. Там, глядишь, и встретили б кого подходящего...
- Местный пролетариат, - в тон продолжил капитан, чувствуя, что голову начинает отпускать. Сразу появились силы для обычной иронии.
- Или трудовое крестьянство, - невозмутимо парировал Степа. - Собрали бы, чердынь-калуга, отряд, врезали б по этим белякам, а потом пошли Наташу выручать...
Капитан не ответил и лишь покачал головой. Красный командир Косухин явно не собирался погибать среди этих холмов. Во всяком случае для человека, которому осталось жить едва ли более часа, он рассуждал довольно оптимистично.
- Пошли! - вздохнул Арцеулов, удовлетворенно чувствуя, как боль исчезла без следа, оставив лишь едва заметную слабость. - А то и вправду догонят...
Теперь они вновь шли рядом, плечом к плечу. Шли быстро - предрассветный холод заст



Назад