d3c87086

Вайнеры Братья - Визит К Минотавру



Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер
Визит к Минотавру
Роман А. и Г. Вайнеров рассказывает читателю о том, как рождались такие
уникальные инструменты, как скрипки и вио* лончели, созданные руками
величайших мастеров прошлого.
Вторая линия романа посвящена судьбе одного из этих бесценных творений
человеческого гения. Обворована квартира виднейшего музыканта нашей страны.
В числе похищенных вещей и уникальная скрипка "Страдивари".
Работники МУРа заняты розыском вора и самого инструмента. Перед
читателем проходит целая галерея людей, с которыми пришлось встречаться
героям романа, пока им не удалось разоблачить преступника и найти
инструмент.
ОГЛАВЛЕНИЕ
КНИГА ПЕРВАЯ Вход в лабиринт
Глава 1. Улыбка королевы
Глава 2. Гений
Глава 3. Кислая вода лжи
Глава 4. Свои Минотавры
Глава 5. Каин для кнутобоища
Глава 6. Фаза испепеления
Глава 7. Гениален, как Роде, и так же несчастен
Глава 8. Человека к благу можно привести и силой
Глава 9. Горький дым страха
Глава 10. Сыщик, ищи вора!..
Глава 11. Вход в лабиринт
КНИГА ВТОРАЯ Правду умом ищут...
Глава 1. Чучело Минотавра
Глава 2. Нельзя злодейство усугублять глупостью
Глава 3. "...Плотью живой он в могилу живую уходит..."
Глава 4. У людей долгая память
Глава 5. Бабка Трумэна
Глава 6. Сто процентов алиби
Глава 7. Характер человека -- его судьба
* КНИГА ПЕРВАЯ. Вход в лабиринт
Глава 1 Улыбка Королевы
И кода тоже не получилась. Здесь должно быть высокое, просто кричащее
пиццикато, но звук выходил тупой, тяжелый, неподвижный. Сзади, там, где
тускнели лампионы, раздался смех. Плыла, тяжело дыша, жаркая венецианская
ночь. Дамы обмахивались веерами, и кавалеры шептали им на ушко что-то,
наверное, гривуазное, а они улыбались, и Антонио все время слышал шорох
разговора в зале, и от этого проклятая скрипка звучала еще хуже, пока кто-то
отчетливо -- как камень в воду -- не сказал: "А ведь хороший резчик по
дереву был!" Тогда Антонио сбросил смычок со струн, и скрипка противно
вскрикнула, злорадно, подло, и в зале все лениво и равнодушно захлопали,
решив, что пьеса окончена, слава богу...
На негнущихся голенастых ногах прошагал к себе в комнату Страдивари,
долго пил из кувшина, пока, булькнув, струйка не иссякла. Вода была теплая,
вязкая, и жажда не проходила. Антонио стянул с головы парик и вытер им
воспаленное, мокрое от пота лицо, долго сидел без чувств и мыслей, и только
огромная утомительная пустота заливала его, как море. Кто-то постучал в
дверь, но он не откликнулся, потому что ужин у графа Монци был бы сейчас для
него невыносимой пыткой, да и не имело теперь значения, откажет ли ему в
дальнейшем покровительстве граф, -- жизнь ведь все равно была уже закончена.
От темноты и одиночества немного прошло напряжение, и Антонио
почувствовал сильную жалость к себе. Он зажег сальную свечу и вытащил из
дорожного мешка щипчики и тонкую длинную стамеску. Взял скрипку в руки, и
она вновь вызвала у него прилив ненависти -- пузатая, короткая, с задранным
грифом, похожая на преуспевающего генуэзского купца. Антонио упер скрипку в
стол и сильным точным толчком ввел металлическое жало стамески под деку.
Скрипка затрещала, и треск ее -- испуганный, хриплый -- был ему тоже
противен. Освободил колки, снял бессильные, дряблые струны и поднял деку.
Аляповатая толстая душка, как кривой пупок, нелепо поставленная пружина,
толстые -- от селедочного бочонка -- борта-обечайки.
В горестном недоумении рассматривал Антонио этот деревянный хлам, зная
точно, что он никуда не годен. Г



Назад