d3c87086

Вайнер Георгий И Аркадий - На Темной Стороне Луны



НА ТЕМНОЙ СТОРОНЕ ЛУНЫ
Георгий ВАЙНЕР, Леонид СЛОВИН
Анонс
Со съемочной площадки бесследно исчезает знаменитый актер. На первый взгляд этого человека любили все. По крайней мере, все из съемочной группы.

Но - что же выяснилось, стоило только следователю копнуть поглубже?..
«...Рост народонаселения и его концентрация привели к появлению поистине сонма бездомных собак. Часть их живет в городах, кормясь на свалках, у мусорных ящиков или выпрашивая пищу около магазинов, столовых, больниц.

Другая же часть вернулась к жизни предков, переселилась в леса и полностью порвала дружбу с человеком. Эти собаки стали настоящими дикими животными.

Борьба с ними крайне трудна, так как они прекрасно знают «повадки» человека, умеют его избегать и извлекать пользу из соседства с ним. Да человеку порой и невдомек, что встретил он в лесу не собаку, а дикое животное, оборотня.

Одичавшие собаки исключительно молчаливы, скрытны и жестоки. На охоте, преследуя жертву, они никогда не подают голоса.
Некоторые собаки сделали еще больший шаг к своим предкам: в местах, где волки остались в ничтожном количестве, собаки стали образовывать с ними брачные пары, давшие волко-собачьи гибриды. По внешнему виду они ближе к волкам, но по повадкам напоминают собак, - они не боятся человека, хотя и очень осторожны. Кстати, в местах, где волков много, нет не только гибридов, но и одичавших собак: волки вылавливают их очень быстро».
Из беседы с профессором-зоологом Ю. С. Богоявленским
Пуля вошла Корейцу в грудь еще до того, как он завершил свой отчаянный кульбит, подкинула в воздухе и тяжело швырнула на доски настила.
И еще крик его не стих, как тупую душную немоту в кафе разрубили еще два выстрела - убийца стрелял в спину парня, зажавшего от ужаса голову руками. Парень ватно ткнулся лицом в ноги лежащего Пака, коротко захрипел и умер.
- Анарбай! - Халматов постучал в ворота.
Было еще рано, но зной, горячий и плотный, как верблюжий войлок, уже наваливался на кишлак. Во дворе у колонки кто-то набирал воду. Тугая струя из крана, дребезжа, била в край ведра.
- О-о, Анарбай!
Тура выехал из Мубека затемно, чтобы застать Маджидова. И хоть в один конец дорогу проехать по утреннему холодку.
- Иду...
Створки заскрипели. Маджидов, моложаво-осанистый, - несмотря на жару, уже в костюме, в шляпе, видимо, собирался на работу. С «Лады», только что вымытой, переливающейся искристыми брызгами, стекала вода.

Машина в створе ворот, наблещенная, сверкающая, казалась витринной принадлежностью автомагазина.
- Заходите! Как ваше здоровье? Как доехали? - Анарбай посторонился, пропуская Туру, потом обернулся к шоферу Халматова - Алику. - И вас тоже прошу, заходите, пожалуйста...
Во дворе уже сновала хозяйка. Пахло свежими лепешками. С крана со звоном снова сорвалась тугая струя.
- Сюда... - пригласил Анарбай.
Халматов скинул туфли, в носках шагнул через порог. Вдоль длинной стены тускло отсвечивала стеклами полированная секция - все полки ее были заставлены расписными фарфоровыми чайниками и пиалами, среди которых залихватски мерцал голубизной и золотом гжельский самовар. Другие стены были завешаны коврами.
Жилище Анарбая было похоже на рекламный интерьер-выгородку «Дом сельского механизатора-передовика», которую Тура видел на республиканской торговой ярмарке. Может быть, Анарбай и обставлял сам эту выгородку - сообразно традиции и своему вкусу?
- Спасибо, что вы нашли время нас навестить... - поклонился Анарбай.
- Как вы поживаете?... Как здоровье?
Халматов Анарбая видел лишь раз и т



Назад