d3c87086

Вайнер Георгий И Аркадий - Я Следователь



АРКАДИЙ ВАЙНЕР ГЕОРГИЙ ВАЙНЕР
Я, СЛЕДОВАТЕЛЬ..
Крым
Лист дела 1
Я давно приметил забавную особенность: в какую бы длинную очередь я ни встал, после меня уже никто не занимает. Нельзя даже отойти, сказав следующему: «Предупредите, что я здесь стою». Наверное, это случайность. Беда только, что на работе у меня получается то же самое.

Стоит появиться какомунибудь нудному запутанному делу, как сразу же выясняется, что вести его, кроме меня, некому. У Якова Мироныча своих дел полно, Коля Лавров уходит в отпуск, а у Ларисы Гореловой – маленький ребенок… Сколько я ее знаю, у нее всегда маленький ребенок.

Поэтому все противные дела попадают ко мне. Все это само собой, относительно, поскольку приятных дел у нас както не случается. А уж у меня – тем более…
Но самые интересные вещи происходят с моими отпусками. Заявление я ухитряюсь подать последним, и тут начинается всякая чертовщина: Коля Лавров еще не вернулся из отпуска, Яков Миронович уезжает в санаторий, а у Ларисы… у Ларисы маленький ребенок.

Короче говоря, сейчас уходить нельзя. И пошла волынка – до ноября. Однако на сей раз все вышло просто.

Написал рапорт и сразу получил резолюцию: «В приказ с пятого сентября».
А четвертого утром меня разбудил телефонный звонок. Еще не совсем проснувшись, я мятым голосом отвечал: «Да, да, понял, да, буду, высылайте…» И только положив трубку, сообразил, что завтра должен уезжать в отпуск. Но радиограмма уже пришла…
РАДИОГРАММА
4 сентября в 8 часов 05 минут жителями поселка Солнечный Гай на тридцать восьмом километре шоссе Ялта – Карадаг в придорожном кустарнике обнаружен труп мужчины с огнестрельными ранениями головы.
До прибытия опергруппы организованы неотложные мероприятия и охрана места происшествия…
Лист дела 2
Оперативная машина уже приехала, и шофер сигналил нашим позывным: «тата, татата». Я разозлился – чего он там, дурак, разгуделся! Подавать сигналы в городе вообще нельзя.

И Наташа прекрасно знает этот сигнал "тата, татата". Он значит – тревога, он значит – отпуска не будет.
Я както глупо суетился, без толку слоняясь из кухни в столовую и обратно. Потом сказал неуверенно:
– Нат, может, это не надолго… Понимаешь, министерство посылает… На несколько дней, ну?.. Специалист, видишь, им нужен… Я откручусь…
Она чиркнула зажигалкой, нервно затянулась и сухо сказала:
– А мне это совершенно безразлично. Нигде не сказано, что муж с женой обязательно должны ездить в отпуск вместе. Уверяю тебя – я и одна не умру от скуки.
– Нат, не заводись! Ведь это работа…
Она обернулась и яростно посмотрела мне в глаза:
– Ах, рабоота?! Позволь напомнить тебе, мой дорогой, что помимо высокой чести быть твоей супругой я ведь тоже работаю! И отлично знаю, что такое работа! А твой цирк мне надоел!

Все!
Ой, как мне не хотелось ругаться! И ужасно обидно – даже она не хочет этого понять. Я пожал плечами:
– Ладно. Почемуто у меня в жизни так получается, что я никогда не могу оплатить всех долгов.
– Об этом надо думать, перед тем как женишься! Наверное, все жены рано или поздно говорят такие вещи. Надо бы промолчать, но я уже втянулся в свару:
– Хорошо, в следующий раз обязательно подумаю!
– Советую поторопиться. Со «следующим разом»!..– Наташа смотрела на меня сухими злыми глазами, и я понял, что она сейчас заплачет. Я испугался, потому что не могу видеть, как она плачет.

Она почти никогда не плачет. И чтобы опередить ее, сказал;
– Если не смогу поехать, позвоню – сдай мой билет.
– Обойдешься! Не сможешь – поезжай сам в аэропорт и сдавай…
Шо



Назад