d3c87086

Вайнер Георгий - Бес В Ребро



detective Георгий Вайнер Бес в ребро Его обвиняют в преступлении, которого он не совершал. Против него — все. Показания свидетелей, уверенность — или равнодушие? — следователей. За него — лишь истина. Вот только кому нужна истина?

И найдется ли хоть кто-то, готовый эту неудобную, никому не нужную истину доказать? Доказать — пока еще не слишком поздно?..
ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-09-04 4E5CF58F-3A3B-4D9E-BF53-BE9976B6FD4E 1.0
Георгий Вайнер
Бес в ребро
Мой муж знает все. Фигурально выражаясь, конечно. Наверное, никто не знает всего. Но объем сведений средней энциклопедии рационально и надежно размещен в его голове — суховатой, ладно посаженной, всегда красиво подстриженной и причесанной.

Этих сведений у него, наверное, чуть меньше, чем в Большой энциклопедии, но уж наверняка больше, чем в Малой. И это совсем неплохо — держать в голове средний универсальный свод систематизированных знаний.
Будь у меня больше времени, любознательности и ума, я бы за пятнадцать лет, прожитых совместно с Витечкой, сама успела стать энциклопедически сведущей девушкой — легко, естественно, необременительно, как обучаются люди во сне иностранным языкам.
Нужны были только ум, любознательность и время.
Но времени не хватает. У нас с Витечкой двое детей, и эти наглые паршивцы пожирают все свободное время. Они мелкие вандалы, разрушившие навсегда недостроенное здание моей высокой культуры.
Любознательности тоже не хватает. Витечка говорит, что любознательность— это почва интеллекта, гумус сознания. Живительная влага знаний не проникает в меня, как дождь в глинистый грунт, а собирается на поверхности в медленно зацветающие лужи.

Растет на моей небогатой ниве бурьян мелочных дел и чертополох пустяковых забот литсотрудника отдела информации вечерней городской газеты.
Ну, а про ум женский и говорить-то нечего! И так все ясно.
И многолетняя уверенность, что Витечка знает все, должна была и сейчас заставить меня верить, будто у него кризис.
Не досада, не усталость, не разочарование. Кризис. Мучительное осознание середины неправильно прожитой жизни.
Тягостное душевное состояние, научно доказанное и сформулированное американской журналисткой и социологом Гейл Шиихи…
А я с испугом думала о том, что я Витечке не верю.
Нет, не то что бы я не верила в существование этой неведомой Гейл Шиихи. Или в то, что Витечка не читал ее не изданную еще у нас книгу «Кризисы в жизни взрослого человека». Или сомневалась в научной доказательности предсказаний этой самой Шиихи.
Я была готова согласиться с правильностью ее заочного, не переведенного на русский язык диагноза Витечкиного состояния. Я слушала его внимательно и убеждалась со стыдом, что все подлинно научное мне глубоко чуждо, ибо со всей ясностью поняла, что Витечкин кризис вызван вовсе не постижением ученых изысканий Шиихи.
У Витечки есть баба. На стороне.
Раньше говорили изысканнее, существовало множество красивых слов об этом неприятном для жены событии: «у него флирт», «завел романчик».
А сейчас говорят: у него баба на стороне. Вот и весь кризис.
И, судя по тому, что Витечка подтянул на помощь себе Шииху, и по тому, как он нервозно-быстро говорил о том, что его творческая жизнь, его индивидуальность съедена и почти уничтожена бытом, моей пассивностью, моей бесхозяйственностью, вынужденными компромиссами из-за нас — из-за меня и детей, — я сообразила, что у него не флирт, не романчик, не адюльтер. Там серьезно.
Витечка жарко и убедительно говорил о том, что ему уже тридцать семь, что Пушкин



Назад