d3c87086

Вайль Петр & Генис Александр - Родная Речь, Уроки Изящной Словесности



Петр Вайль, Александр Генис
Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
П. Вайль и А. Генис - русские писатели, сформировавшиеся на Западе -
авторы увлекательных и тонких эссе. В своей новой книге с блеском,
остроумием и изяществом авторы демонстрируют свежий и нетрадиционный взгляд
на русскую литературу.
Книга адресована учителям-словесникам, учащимся старших классов и всем
любителям хорошей прозы.
СОДЕРЖАНИЕ
Андрей Синявский. Веселое ремесло
От авторов
Наследство "Бедной Лизы". Карамзин
Торжество Недоросля. Фонвизин
Кризис жанра. Радищев
Евангелие от Ивана. Крылов
Чужое горе. Грибоедов
Хартия вольностей. Пушкин
Вместо "Онегина". Пушкин
На посту. Белинский
Восхождение к прозе. Лермонтов
Печоринская ересь. Лермонтов
Русский Бог. Гоголь
Бремя маленького человека. Гоголь
Мещанская трагедия. Островский
Формула жука. Тургенев
Обломов и "другие". Гончаров
Роман века. Чернышевский
Любовный треугольник. Некрасов
Игрушечные люди. Салтыков-Щедрин
Мозаика эпопеи. Толстой
Страшный суд. Достоевский
Путь романиста. Чехов
Все - в саду. Чехов
Андрей Синявский. ВЕСЕЛОЕ РЕМЕСЛО
Кто-то решил, что наука должна быть непременно скучной. Вероятно, для
того, чтобы ее больше уважали. Скучное - значит, солидное, авторитетное
предприятие. Можно вложить капитал. Скоро на земле места не останется
посреди возведенных до неба серьезных мусорных куч.
А ведь когда-то сама наука почиталась добрым искусством и все на свете
было интересным. Летали русалки. Плескались ангелы. Химия именовалась
алхимией. Астрономия - астрологией. Психология - хиромантией. История
вдохновлялась Музой из хоровода Аполлона и вмещала авантюрный роман.
А ныне что? Воспроизводство воспроизводства?
Последний приют - филология. Казалось бы: любовь к слову. И вообще,
любовь. Вольный воздух. Ничего принудительного. Множество затей и фантазий.
Так и тут наука. Понаставили цифры (0,1; 0,2; 0,3 и т. д.), понатыкали
сноски, снабдили, ради научности, аппаратом непонятных абстракций, сквозь
который не продраться ("вермекулит", "груббер", "локсодрома", "парабиоз",
"ультрарапид"), переписали все это заведомо неудобоваримым языком,- и вот
вам, вместо поэзии, очередная пилорама по изготовлению бесчисленных книг.
Уже в начале столетия досужие букинисты задумывались: "Иной раз
дивишься - неужто у человечества на все книги мозгов хватает? Мозгов столько
нет, сколь книг!" - "Ничего,- возражают им наши бодрые современники,- скоро
читать и производить книги будут одни компьютеры. А людям достанется
вывозить продукцию на склады и на свалки!"
На этом индустриальном фоне, в виде оппозиции, в опровержение мрачной
утопии, и возникла, мне представляется, книга Петра Вайля и Александра
Гениса - "Родная речь". Название звучит архаически. Почти по-деревенски.
Детством попахивает. Сеном. Сельской школой. Ее весело и занятно читать, как
и подобает ребенку. Не учебник, а приглашение к чтению, к дивертисменту. Не
восславить предлагается прославленную русскую классику, а заглянуть в нее
хотя бы одним глазком и тогда уже полюбить. Заботы "Родной речи"
экологического свойства и направлены на спасение книги, на оздоровление
самой природы чтения. Основная задача формулируется так: "Книгу изучали и -
как часто бывает в таких случаях - практически перестали читать". Педагогика
для взрослых, в высшей степени, между прочим, начитанных и образованных лиц.
"Родную речь", журчащую, как ручей, сопровождает неназойливая,
необременительная ученость. Она предполагает, что чтение - э



Назад