d3c87086

Вагов А В - Пронзительная Русская Литература



А.В.Вагов
Пронзительная русская литература (рецензия)
Рецензия А.В.Вагова на роман "Южный Крест"
"Южный Крест" Марины Андреевны Бонч-Осмоловской - книга о русских,
переехавших жить в Австралию. Действие книги разворачивается на далеком
континенте, но не австралийской экзотикой выделяется эта книга. Австралия -
лишь фон - яркий, запоминающийся, благодаря прекрасным авторским описаниям,
но не главный. На месте Австралии можно представить любую страну, и остается
- как и следовало ожидать от русской литературы - размышления о России и о
нас самих.
Феномен массовой эмиграции из России в XX веке добавил новый материал
для извечного русского вопроса: что мы такое: Запад или Восток? С одной
стороны, эмиграция дала возможность изучать русских, перенесенных на
европейскую почву, - это традиционное русское мерило цивилизации. С другой -
обьективно посмотреть на Европу русскими глазами и понять: насколько она
соответствует представлениям о ней в России.
В XIX веке русские писатели, подолгу жившие за границей, весьма
интересовались устройством порядков в чужих землях и сравнивали с принятыми
дома. Сравнения были разными и подпитывали аргументацию обоих сторон в
традиционном русском споре западников и славянофилов. Однако, тогда вопрос
оставался абстрактным для большинства, поскольку немногие жили за границей
достаточно долго, чтобы по-настоящему разглядеть тамошнюю жизнь. Только в XX
веке миллионы русских оказались оторванными от своей страны.
Эмигранты 1917 года практически все покинули свою страну насильно, и
вопрос о принадлежности к русской культуре и России для них не стоял - в
своих мыслях они не уезжали с Родины. Жизнь свою за границей они
рассматривали как временное изгнание, хотя понимали, что оно может
продлиться всю жизнь.
Волна эмиграции, начавшаяся в 70-ые годы, была иной. Основная масса
выезжающих теперь принимала решение об отьезде добровольно, а не под страхом
физического уничтожения. Их отьезд не был необратим - при желании они могли
вернуться назад. Но главное отличие было в том, что новые эмигранты, как и
многие в России, не ощущали себя принадлежащими ни к какой национальности
вообще. Корни этого лежат в политической системе СССР, где
интернациональность приняла формы направленного стирания и замалчивания
национальных различий. В то же время, закрытость страны в сочетании с
традиционной оппозиционностью интеллигенции своему государству постепенно
привела к тому, что альтернативный советским реалиям западный мир стал
представляться чем-то вроде мифической земли обетованной. Славянофилы
окончательно проиграли западникам, ибо печальному образу современной России
противостоял не реальный западный мир, как то было в XIX веке, а идеал его,
притом самый чистый и светлый, какой только мог себе представить советский
интеллигент. О собственной национальной принадлежности в этих условиях
следовало поскорее забыть, чтобы приобщиться к сверкающему миру цивилизации.
Эмиграция стала не ссылкой, а просто удобным решением многих жизненных
проблем. Цена, которую надо было заплатить - лишение Родины, представлялась
весьма умеренной, ибо само понятие ,,Родина'' в кругах космополитической
городской интеллигенции девальвировалось настолько, что на употреблявших его
стали смотреть как на людей нанормальных, безнадежно отставших от
современности.
Эта волна эмиграции вписалась в новую среду очень быстро: легкость, с
которой выходцы из советской системы начинали работать в европейском мире,
была поистин



Назад