d3c87086

Вагнер Николай Петрович - Сказка



Н. П. Вагнер
Сказка
- Бабушка, что такое сказка? К чему она нужна; ведь это все неправда,
выдумка? Разве были когда-нибудь скатерти-самобранки да ковры-самолеты,
волшебники и волшебницы?
Бабушка посмотрела на внучку сквозь свои окошечки в томпаковой оправе, в
которой каждое стекло было с добрый пятак, посмотрела, улыбнулась своей
ласковой, доброй улыбкой, поправила чулок и платок, погладила Ваську и
сказала:
- Ну, садись, слушай!
И внучка тотчас же уселась на скамеечку у ног бабушки, потому что слушать
у ней всегда была охота смертная.
- За горами за долами, - так начала бабушка, - за морями-окианами, за
реками быстрыми, за песками сыпучими, за болотами трясучими, за борами
дремучими, в земле Трухтанской, в царстве Мурзаханском жил-поживал царь
Альбазар с царицей Наяной и с дочкой Альмарой, ясной душой. В целом свете не
было девушки краше Альмары-души. Встанет она - и все травки поднимутся, пойдет
она - все птички летят за ней. За ней солнышко ходит, к ней ветерок ластится,
и все люди на нее не налюбуются.
- Ну, Альмара моя милая, - говорит царь Альбазар, - исполнилось тебе
шестнадцать лет, совершеннолетие, и надо справлять его, праздновать по всей
земле.
И послал царь герольдов и вестников в царства дальние и ближние, всех
звать, приглашать, чтобы все ехали справлять веселый пир, на всю землю
Мурзаханскую.
И потянулись, поехали из ближних и дальних стран цари и царицы, царевичи и
царевны, короли и королевы, принцы и принцессы, рыцари храбрые и витязи
удалые. Все едут, спешат, скачут, летят, на конях и верблюдах, на оленях и
страусах, на орлах и лебедях, пыль столбом, дым коромыслом.
Весь дворец царя Альбазара к празднику обновили, поправили. Все
хрустальные башенки вымыли, вычистили.
Все серебряные крылечки кирпичиком вытерли. Все они сияют, светятся, а все
главы и куполы золотые как жар блестят, горят-радуются.
И вот настал торжественный день. Все посели в полукруг на высоком крыльце
и впереди всех, на высоком серебряном стульчике сидит Альмара-душа, и вся
краса ее, словно солнце, играет и светится. Сидит она в серебряном платье,
золотыми узорами затканном, жемчугом разукрашенном, камнями самоцветными
обсыпанном.
А удалые витязи, храбрые рыцари, принцы, королевичи, князья и царевичи в
сторонке на конях сидят, дивуются-любуются, и каждый готов за нее в огонь и в
полымя.
А музыка играет-гремит, трубы трубят, знамена веют, разноцветные флаги
вьются-развеваются.
Выезжают герольды, глашатаи, в трубы трубят, царскую волю вещают.
- Эй, вы, гой еси удалые витязи, славные рыцари благородные! Кто желает,
выходи на бой за прекрасную царевну Альмару, утеху сердечную!
Затрубили герольды в первый раз, выехал славный витязь Ашур-Тур, Аксайский
князь. Черный конь под ним словно буря косматая и вьет, и метет, по земле
расстилается; из ноздрей пламя бьет, из ушей дым валит.
Вьются перья красные, словно пламя огненное, на черном высоком шишаке
князя Аксайского, блестят его латы железные, седая борода вихрем разметалася,
черные очи, словно угли, горят и жгут.
- Эй! - кричит он зычным голосом и махает копьем. - Эй, кто хочет моей
силы испытать-отведать, побиться за прекрасную царевну Альмару!
Но никто не отвечает на этот зов, все молчат, прижимаются. Только царь с
царицей грустно переглянулися, сердце у них упало, замерло, чует оно беду
неминучую. Выехал на битву злой колдун-чернокнижник, выехал биться за их дочку
милую, за свет Альмару прекрасную.
И дочка смутилась, сидит ни жива ни мертва.
Вдруг



Назад