d3c87086

Вагнер Николай Петрович - Руф И Руфина



Н. П. Вагнер
Руф и Руфина
I
В старые, древние годы, на родном месте, стоял дремучий лес - сосны да
сосны, ели да ели - высокие, седые спали в дрёме дремучей и весь лес словно
мохом серым оброс.
Давным-давно, когда был он молод, когда свежая, юная жизнь играла в каждом
зеленом деревце - и солнце глядело в самую глубь его, на все молодые стволы
берез, сосен и елей, когда оно ласкало и согревало траву и цветы, что росли
вокруг этих стволов, - тогда все в лесу было полно жизни и свету.
Птички порхали по молодым деревцам и кусточкам; бабочки кружились над
цветами, мышки бегали и резвились на лужайках. Они приходили пить воду из
маленького озерка, и водяные брызги текли по их усам и бархатным мордочкам,
играли на солнце мелкими бриллиантиками.
Тогда в лесу было весело, отрадно. Над озерком на маленькой полянке росло
большое дерево, и под это дерево приходили играть двое детей, мальчик и
девочка. Мальчика звали Руфом, девочку - Руфиной.
Они были чужие друг другу, сироты, но сердца их сжились и сроднились.
- Ты мой брат, мой милый Руф, - говорила девочка, - а я твоя Руфина.
Но Руф ничего не отвечал на этот теплый привет своей названой сестры. Он
только брал ее крохотную, пухлую ручку и крепко сжимал в своих крепких,
сильных ручонках.
- Руф! скажи мне, милый, отчего солнце светит и греет, отчего цветы
цветут, зеленеет травка и поют и порхают птички и бабочки.
Но Руф не вдруг отвечал Руфине. Он посмотрел на солнце, на цветы и зеленые
луга, на порхающих птичек и бабочек и тихо сказал:
- Оттого, что солнце горит и не сгорает. Это вечная лампада. Оно светит, и
греет и землю, и вместе с ней все, что вертится вокруг него. Если бы солнце не
грело и не светило, то не было бы и лесу, и бабочек, и птичек, и мышек.
Руфина крепко задумалась и потом встряхнула всеми своими русыми кудрями и,
взглянув на Руфа своими любящими, ясными, светло-голубыми глазками, сказала:
- Нет, мой милый Руф! Мне кажется, это не так. Солнце греет землю, потому
что оно любит ее. Оно любит ее и убирает и зеленой травой, и лесом, и цветами.
Оно зовет из земли и травку, и деревья, и кусты, и они идут к нему на его
ласковый зов, любуются друг на друга и любуются на солнце, и солнце на них
любуется. Бабочки льнут к цветам, ласкают цветы, а птички так любят лес, кусты
и деревья. Слышишь! Слышишь! Как они весело чирикают?! Это они поют песню
любимому солнцу, свету и воздуху.
Руф посмотрел на нее и улыбнулся.
- Крот не любит света! - сказал он. - И сова, и филин, и волк, и лиса, и
рысь, и всякий хищник крадется ночью, - потому что ночью им лучше, удобнее
ловить добычу. Они все не любят света.
- Да, они никого и ничего не любят, и их никто не любит, потому что они
злые, - перебила его Руфина.
- Если бы не было злых и все были бы добрые, - сказал Руф, - то мы не
знали бы, что они добрые.
- Ах! это не нужно знать... Мой милый Руф! Это надо чувствовать - и сердце
сейчас чувствует, слышит, кто добрый и кто злой.
Руф опять усмехнулся.
- Если были бы одни добрые и солнце бы любило их, - то, наконец, их бы
столько народилось, что всем бы на земле стало тесно, и корма бы им недостало,
и они поневоле стали бы есть друг друга.
Но Руфина в ужасе зажала себе уши и вся вздрогнула. Руф искоса взглянул на
нее, улыбнулся и сказал:
- На свете всюду борьба добра со злом. И если б не было этой борьбы, то
все люди, птицы и звери и рыбы давно бы спали сном праведным и не дошли бы до
того, до чего дошли теперь... Борьба не дает им спать покойно. Она постоя



Назад