d3c87086

Вагнер Николай Петрович - Пимперлэ



Н. П. Вагнер
Пимперлэ
I
Какое самое веселое время в году? Ты, наверное, скажешь лето. Летом тепло
и светло, и жар, и тень, и прохлада и все зелено; каждый цветок старается
нарядиться как можно лучше: кашка всю свою головку уберет в розовые или белые
колпачки, гвоздики так-таки и смотрят розовыми звездочками, а дикая белая
ромашка просто хочет быть солнцем. Но где же ей сравняться с подсолнечником! -
Тот уж действительно смотрит настоящим солнцем.
Но может быть, ты скажешь, что и зимой весело? Холод такой славный шутник,
так исправно румянит щеки и так ловко щиплет за самый кончик носа. Снег на
солнце просто весь сияет от радости, а пруд так и блестит, так и сквозит,
точно хрустальный паркет. Как же тут утерпеть, не покататься на коньках, хотя
бы и пришлось раз пяток растянуться на льду, во всю ивановскую! Или как не
прокатиться на салазках, или не вылепить из снега большущего Ивана-болвана
г-на Снегуренко, - или просто так себе поиграть, руки погреть в снежки!
Да! все это весело, но только не всегда.
Вся штука в Пимперлэ. Если он около тебя, то тебе будет весело и летом, и
зимой, и весной, и даже ненастной осенью.
Ты, верно, видел Пимперлэ хотя один раз в твоей жизни, если не наяву, то
во сне. Может быть, ты помнишь, как один раз, когда ты был еще очень маленьким
мальчиком, ты вдруг проснулся и захохотал таким неистовым хохотом, что и
бабушка, и дедушка прибежали к тебе босиком впопыхах. Они думали, что ты с ума
сошел. А между тем. ты просто увидел во сне Пимперлэ. Да! ты; наверно увидел
этого маленького человечка, иначе ты бы не захохотал так неистово. Пимперлэ,
вероятно, кувыркался перед тобою, делал самые уморительные гримасы, хотя у
него личико и без того удивительно смешное: круглое, в морщинках, с добрыми,
веселыми глазками, нос просто крючком и так и загибается ко рту, точно хочет
выудить оттуда самую большую рыбу. Тебе, вероятно, понравился его пестрый
колпачок с бубенчиками и курточка, и коротенькие панталончики все из глазету,
все в блестках.
Впрочем, Пимперлэ не всегда наряжается в одно и то же платье. Он очень
хорошо знает, что одно и то же скучно, а он только и живет для того на свете,
чтобы всем было весело.
Если в каком-нибудь доме читают давно жданное радостное письмо - и
смеются, и плачут, - это, наверное, Пимперлэ выглядывает из каждой строки, из
каждой буквы письма. Если добрые дети прыгают, радуются и веселятся - это,
наверное, Пимперлэ прыгает между ними и устраивает самые веселые игры. Если
бедняку без гроша вдруг точно с неба свалится не рубль, а целая тысяча рублей
- это наверно Пимперлэ толкнул слепую Фортуну, а она, споткнувшись на своих
дряхлых ножках, по ошибке бросила бедному то, что хотела отдать богатому.
II
Пимперлэ везде и нигде, как молния, летает он по всему свету: и там
является он, где меньше ожидали его, смешит он и старых старушек, и молодых
девиц, смешит степенных стариков и юных удальцов-силачей, но всех больше
вьется и ластится он к малым детям, - только бы они были добры и приветливы.
Но ведь на свете мало таких, и даже сам Пимперлэ не может рассмешить злых, да
упрямых, что смотрят, точно белая кошка хмурая, короткоухая, разноглазая, что
косится по сторонам и весь свой век злится на всех.
Если ты будешь добр, то непременно ты будешь весел, потому что Пимперлэ
будет вертеться около тебя: и каких смешных вещей и сказок он тебе наскажет!
А ночью, когда ты будешь спать, он непременно явится к тебе с волшебным
фонарем и каких только чудес он тебе н



Назад