d3c87086

Вагнер Николай Петрович - Мила И Нолли



Н. П. Вагнер
Мила и Нолли
I
У одного короля была дочка, которую звали Милой. Мила была тихая, кроткая
девочка, и каждый, кто проходил мимо нее, говорил:
- Посмотрите, какие у ней добрые голубые глазки, розовое личико и чудные
волосы, они сами вьются локонами, и вся она точно херувимчик с вербочки.
Мила крепко любила своего доброго отца, а матери у ней не было. Она
умерла, когда Мила была еще очень маленькой девочкой.
Вскоре король женился на другой царевне и сказал Миле, чтобы она любила и
ласкала новую королеву, как родную мать. Но королева была злая и не полюбила
Милу. Она не полюбила ее за то, что все любовались на нее и говорили при этом,
что Мила не ее дочь. Она не полюбила ее и за то, что царь всегда ласкал и
целовал, и называл ее: моя дорогая, ненаглядная крошка!
По вечерам, когда закатывалось румяное солнце и царь с царицей и с Милой
сидели на большой террасе в саду перед светлым прудом, на котором плавал белый
лебедь, царь говорил:
- Спой мне, милая крошка, мою любимую песню.
И Мила пела тонким, серебристым голоском:
По синему озеру Лебедь плывет,
Лебедь, мой Лебедь, серебряный Лебедь,
И звонко он чудную песню поет.
Он песню поет о свободе святой,
Поет о далеких родимых водах,
Поет о блестящих и ясных звездах.
А воды и рощи полны тишиной,
И светлая зорька горит над водой.
И когда Мила пела, то Лебедь подплывал и слушал песню. Она очень нравилась
ему, и он хлопал от удовольствия крыльями, а царица ворчала и говорила, что в
этой глупой песне нет ни складу, ни ладу!
Что бы ни сделала Мила, что бы ни сказала, царица за все про все ее
бранила, а иногда и колотила. Она не давала ей есть по целым дням и спать по
ночам.
- Отчего ты худеешь, моя дорогая Мила? - спрашивал царь.
- Оттого, что крепко люблю тебя, мой милый тату! - И она со слезами
целовала его.
У царицы был стремянной, который ездил с нею на охоту. Он был рыжий,
горбатый и кривоглазый. Раз царица позвала его и сказала:
- Дрянная девчонка, царская дочка, мне не дает спокойно ни пить, ни есть,
ни спать. Пока она жива, мне жизнь не в жизнь. Сослужи мне службу верную, и я
тебя по гроб не забуду... Возьми ты хорошенькую змейку, тихоню Милу, что
приколдовала к себе сердце царево, посади ее в мешок и брось в глубокий пруд
на дно: пусть она там лежит и поет свою глупую песню про белого Лебедя.
И стремянной прокрался ночью в комнату Милы, схватил ее с ее постельки,
зажал ей ротик, чтобы она не кричала, опустил в мешок, завязал его и бросил в
пруд. Все кругом спали. Не спал только один Лебедь. Он все видел, и как только
стремянной бросил Милу в воду, он нырнул и схватил мешок. Потом он вытащил его
на берег и расклевал веревки. Тогда Мила вышла из мешка, и он сказал ей:
- Садись скорей на меня и полетим далеко-далеко за сине море, на Зеленый
Бархатный остров, а здесь злая царица непременно зарежет тебя или отравит.
- Ах, - сказала Мила, - я охотно бы улетела, но как же я оставлю моего
дорогого тату! Он умрет без меня с тоски.
- Э, нет! - сказал Лебедь, - он потоскует и забудет. Притом царица, когда
не будет тебя здесь, помирится с ним, и они будут жить счастливо.
Тогда Мила встала на колени и поклонилась в ту сторону, где была спальня
царя.
- Прощай, мой милый тату, - сказала она. - Спи спокойно, с богом... Забудь
скорей свою дочку и будь, дорогой мой, счастлив, а я никогда, никогда тебя не
забуду!
Потом она горько заплакала и села на Лебедя, обхватив ручками его шею, а
Лебедь широко взмахнул белыми крылами, закинул назад гол



Назад