d3c87086

Вагнер Николай Петрович - Фанни



Н. П. Вагнер
Фанни
I
Один большой господин захотел дать большой бал, и притом детский. А
детским балом называется такой бал, на который большие привозят маленьких
детей, одев их как можно лучше, и всем показывают, какие у них хорошие дети и
как хорошо они одеты.
На этот бал пригласили также и маленькую Нину, очень хорошенькую, веселую
девочку. Мать Нины почти целую ночь не спала: все думала, какое платье сделать
Нине и как вообще одеть ее, и наконец придумала и порешила. Платье будет белое
кисейное, но поперек юбки и лифа с большими складками a la grecque и поперек
коротких рукавов буфами везде пройдут прошивки из кружев, сквозь которые будут
проглядывать серые атласные ленты. К этому платью Нина наденет широкий синий
пояс, также из ленты, и на рукавах приколет такие же ленты бантами, а в
середине каждого банта заблестят коричневые листья с серебряными блестками.
Венок из таких же листьев Нина наденет на головку, а все черные волосы ее мама
сама заплетет в мелкие косы; все они будут подобраны петлями, и от них от всех
назади спустятся, целым каскадом, синие ленты. На ножки Нина наденет синие
высокие полусапожки с серебряными пуговками. Когда мама придумала весь этот
наряд, она от умиления чуть не заплакала. Долго улыбалась она, щурилась,
крестилась, наконец зевнула и заснула.
А на другой день она едва могла дождаться, чтобы отперли магазины, и
бранила всех магазинщиков "глупыми, ленивыми сонями".
Наконец магазины были отперты, мама отправилась в один магазин: там за
платье, именно такое платье, которое она хотела сделать, запросили с нее
страшно дорого.
Она поехала в другой магазин, там запросили еще дороже. Она объездила чуть
не все магазины, и везде просили дорого.
- Торгаши поганые! - бранила она сквозь слезы магазинщиков, - если бы они
знали, как хороша будет моя Нина в этом платье, они, наверно, сделали бы его
даром!
Но торгаши никогда ничего не делают даром, и это очень хорошо, потому что
они никогда не умрут с голоду. Они очень хорошо понимали, что маме сильно
хотелось иметь это платье, а потому просили за него дорого, по крайней мере
гораздо дороже, чем стоило самое желание мамы одеть в это платье свою Нину, и
вот почему она не заказала им платья. А вспомнила она, что есть в городе швея,
простая швея, которая шила на нее с год тому назад.
- Хоть не так хорошо, как в магазине, а все-таки она сошьет, - подумала
мама. - А на балу я всем буду рассказывать, что платье сделано в самом лучшем
магазине. И все магазинщики будут с носом.
И вот послала она к швее очень хорошего лакея, который носил платье, все
обшитое золотыми галунами. Лакей нашел швею как раз в том месте, где она жила.
А она жила выше всех самых больших господ, в самом верхнем этаже, так что выше
его были только крыша да трубы; такое помещение называют: belle-vue, "хороший
вид", потому что из него можно видеть далеко все улицы, крыши, трубы, башни,
купола, горы и даже горькую бедность.
Но только большие господа редко поднимаются на это belle-vue, потому что
для этого нужно взойти по лестнице в сто тридцать пять ступенек, что тяжело и
неприятно, зато они всходят с длинными палками на высокие горы, что гораздо
тяжелее, но зато доставляет много удовольствия.
Швея была молоденькая, хорошенькая девушка, и звали ее Фанни. Она была
слаба и больна, но все-таки явилась к маме Нины.
- Здравствуйте, моя милая! - сказала мама. - Как вы переменились! Вы,
верно, больны?
- Да, больна, - сказала хорошенькая швея и закашляла. Ее румян



Назад