d3c87086

Вагнер Николай Петрович - Два Вечера



Н. П. Вагнер
Два вечера
Ветер бил дождем в окна. На дворе было темно, сыро и холодно.
Но в большой, чистой комнате - тепло и уютно.
Светло горит лампа на круглом столике, перед мягким, большим диваном. Тихо
теплится лампадка перед большим распятием, что висит в углу над диваном.
Распятие старинной итальянской работы из слоновой, уже пожелтевшей кости.
Ровный свет лампадки пробегает легкими, нежными тонами по всей фигуре и мягким
светом освещает голову Распятого. И вся фигура резко отделяется от креста из
черного дерева.
- Мама! - говорит шестилетний кудрявый ребенок матери, что сидит на диване
и быстро вяжет длинный теплый шарф. - Мама! Ведь это Христос распят?
- Да! Христос! - и она мельком оглядывается на распятие и снова
погружается в свою работу.
- Как же Он распят? Расскажи мне, мама, что значит распят?
- Это значит, что Его прибили гвоздями к кресту.
- Как прибили гвоздями?!
- Так! - она оставляет работу и берет за ручку ребенка. - Приложили Его
руки вот так к деревянному кресту, и в каждую руку вколотили гвоздь молотком,
гвозди пробили руки насквозь и вошли в дерево. Потом сложили Ему ноги и сквозь
них тоже вбили большой гвоздь в дерево, потом крест врыли в землю, и так висел
Он на этом кресте целый день, пока не умер.
Ребенок побледнел. Его чуткое, восприимчивое воображение живо нарисовало
весь ужас страшной кровавой казни.
- Мама! Ведь Ему было очень больно? - спросил он, стараясь не верить
своему впечатлению, - больно... до крови?
- Да! Очень, очень больно.
- Зачем же это с Ним сделали? Разве Он был злой?!
- Нет! Он был добрый, очень добрый, Он был добрее всех людей, которые были
и будут когда-нибудь на земле, потому что Он был не только человек, он был
Бог!
- Зачем же Его так убили?
- Затем, что Он всем желал добра. Он говорил, что Бог, Его Отец, добр и за
тем послал Его на землю, чтобы все узнали, как Он добр. И Он делал много
добрых дел, и много народа ходило постоянно за ним. А злые завидовали Ему. Он
уличал их во лжи, зависти, в злых делах. И вот за все за это схватили Его и
казнили.
- И за это им ничего не сделали?! - И на лицо мальчика набежала краска, и
слезы засверкали на глазах его... - Я бы их всех прибил гвоздями к деревьям.
И он сжал маленькие кулаки.
- Зачем же? - говорит мама. - Ты сделал бы очень дурно. Никогда не должно
платить злом за зло. Это говорил Он, Христос, и когда Его распяли, как ни
больно было Ему, но Он, умирая, молился за тех, которые Его распяли, молился,
потому что Он любил всех людей, и добрых, и злых... Ведь каждый злой человек
не был бы злым, если бы вокруг него не было ничего злого и если бы он сам не
мог делать зла.
Мальчик долго смотрел на распятие, на Его опущенную голову, на искаженное
страданием лицо, на полуоткрытые уста, которые, казалось, шептали молитву и
повторяли одно и то же великое слово любви к человеку.
- Мама! - сказал он наконец. - Я буду добр, я буду всех любить, и добрых,
и злых.
- Да, - сказала мама, - будь добр и люби всех, всех людей. Если ты будешь
любить всех, то ты будешь хорошо учиться, потому что только тот, кто много
знает, может сделать много добра всем людям и тот действительно любит всех
людей.
И она пристально посмотрела на него, она сдвинула кудрявые волосы с его
лба и поцеловала этот еще небольшой, но уже высокий и крутой лобик.
- Может быть, - подумала она, - в тебе действительно вырастет любовь к
знанию, истине, на пользу и благо всех людей. Может быть, Он уже отметил тебя
и вложил в твое сердце эт



Назад