d3c87086     

Быстрова Ирина - Всему Свое Время



ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ
Ирина БЫСТРОВА
Анонс
Три подруги сохранили дружбу со студенческой скамьи. Но судьбы их сложились по-разному. Ирина осталась в столице и уверенно штурмовала ступени карьерной лестницы.

Светлана сменила и профессию, и страну проживания. А Маша, тихая, безобидная и безответная Машка, стала мужней женой, примерной матерью двоих детей и хозяйкой небедного дома. И вот грянул гром!

Семейный корабль наткнулся на риф - она узнала об измене супруга. Ира и Света советуют начать жизнь сначала. Может быть, настало ее, Машино время из незаметной домохозяйки превратиться в ослепительную женщину!
Ира
Машка на прощание еще раз махнула рукой и пошла к выходу. Я моргнула, прогоняя внезапно набежавшую слезу. Черт, какой-то нелепый приступ сентиментальности. Абсолютно не свойственной мне. Впрочем, чему я удивляюсь - Машка всегда действовала на меня таким образом.

Я начинала делать то, что при прочих обстоятельствах мне даже и в голову бы не пришло. Потому что Машка... она такая... безответная, что ли... безобидная... беззащитная...
А если вернуться к привычному, родному цинизму, Машка была полной рохлей, и все тут. Хотя - красавица.
Мы познакомились с ней в институте. Я в Москву поступать приехала. Поступила.

Даже странно, насколько легко, но сейчас не об этом. Заселилась в общежитие и стала обзаводиться друзьями - словом, строить жизнь, имя которой - студенчество.
Машка появилась в этой жизни уже к концу сентября. Мы со Светкой, моей соседкой по комнате, пили вечерний чай, когда в нашу дверь постучали.
- Да! - хором откликнулись мы.
Дверь открылась, и на пороге возникла девица с белыми, как солома, волосами, в джинсах и свитере с орнаментом. У ног ее стояли две объемистые сумки.
- Здравствуйте! - сказала она.
- Привет! - ответили мы снова хором.
- Вы Ира и Света? - переминалась на пороге девица.
- Да, - подтвердили мы.
- А я Маша, - сообщила девица. - Меня к вам поселили.
Я и Светка переглянулись. Мы уже знали, что к нам кого-то подселят, комендантша оповестила об этом, отдавая ключи от комнаты. Эта «кто-то» должна была быть с третьего курса.

Мы со Светкой ожидали появления неизвестной ОСОБЫ с некоторой долей страха - а ну как занудой окажется. Девица в дверях выглядела неопределенно. Могла оказаться кем угодно. И занудой, и зубрилой, и гуленой...

Но выбора, похоже, у нас не было, поэтому мы все так же в унисон кивнули, и девица, легко подхватив свои огромные сумки, просочилась в комнату.
- Смотри, смотри! - вдруг зашептала Светка и принялась локтем больно пихать меня в бок.
У девицы, которую мы могли теперь рассмотреть во всех подробностях, была КОСА. Вот именно так, заглавными буквами - КОСА! Толстая, ровная, до попы. Во времена, когда все смело обрезали свои волосы чуть ли не под корень, наша новая соседка носила КОСУ.

Мы завороженно уставились на нее. «Анахронизм», - подумала я. Судя по выражению Светкиного лица, нечто подобное промелькнуло и в ее голове. Девица тем временем задвинула сумку в угол, туда, где у нас располагалась вешалка, и с робкой улыбкой повернулась к нам:
- А какая кровать свободна?
Я молча мотнула головой в сторону окна.
- Спасибо, - сказала девица, подошла к кровати, села на нее и немного покачалась на пружинах.
Посмотрела на стол, где стояли наши чашки с недопитым чаем, и очень тихо, неуверенно промолвила:
- А у меня есть варенье.
- Какое? - оживилась Светка.
- Разное, - застенчиво улыбнулась девица. - Малиновое, клубничное, из крыжовника, смородины...
Вот так водворилась Машка в наше сту



Назад