d3c87086

Быстров Андрей - Занавес Молчания



Андрей Быстров
Занавес молчания
Никому не известный писатель вдруг создает потрясающей силы произведение, но следующие его вещи никуда не годятся — он бездарен. Ничем прежде не прославившийся историк неожиданно делает гениальное открытие. Ничем не блещущий политик становится депутатом.

И так далее — в списке семь имен. А потом от этих людей начинают избавляться.
Дискета со списком из семи имен попадает в руки телеоператора Димы и его знакомой журналистки Ники — и их тоже пытаются убить.
Странные события наслаиваются одно на другое. Ясно, что это не случайность. Может, дело в названии Штернбург, которое стоит на загадочной дискете?
А за всем этим неотрывно наблюдают чьи-то настороженные глаза.
Памяти Людмилы Заманы, талантливого журналиста, настоящего друга, веселой, смелой, щедрой, трагически погибшей 10 февраля 2000 года. Ей было только тридцать три...
Выражаю особую благодарность Оле Дарвиной, принявшей деятельное участие в работе над этой книгой. Без ее блестящих идей, тонких и умных советов роман “Занавес молчания” едва ли состоялся бы.
Андрей Быстров
Мысль о том, что он сумасшедший, не слишком тревожила его — ужасно, если он вдобавок ошибается.
Джордж Оруэлл. 1984
Порука молчания говорит громче слов.
Джон Леннон
Если вам кажется, что я вас обманываю, значит, вы невнимательно слушали вечерние новости.
Стивен Кинг. Томминокеры
Пролог
МЕЛЬНИЧНЫЕ КОЛЕСА
1
Дневниковая запись доктора
Эберхарда фон Шванебаха от 20 октября 1943 года
“Я с трудом верю самому себе, с трудом верю в эти строки, которые выводит на бумаге моя рука. То, что произошло... Даже здесь, в дневнике, тщательно скрываемом мною от глаз людей из службы оберштурмбаннфюрера Хольца, я не решаюсь писать об этом открыто и без умолчаний.

А ведь дневник я, скорее всего, уничтожу после того, как будет заполнена последняя страница... Тогда зачем вообще пишу? Наверное, это просто способ структурировать мысли, привести их в порядок.

Сейчас я так нуждаюсь в этом! Но какой уж тут порядок в мыслях... Событие... (перечеркнуто). Назову это Событием А. Почему так?

Первая буква алфавита соответствует его важности, и от греческого astron, звезда.
Не слишком патриотично ссылаться на Герберта Уэллса — англичанина, к тому же явно красного. Но как тут не вспомнить начало его “Войны миров”! “...за всем происходящим на Земле зорко и внимательно следят существа более развитые, чем человек, хотя такие же смертные, как и он”.

Невозможно и предположить, какое влияние окажет Событие А на все, что происходит на нашей планете, какие отдаленные последствия вызовет. Может быть, наш уклад жизни, наша цивилизация, какой мы ее построили, окажется полностью разрушенной самим новым знанием, тем, ЧТО оно принесет с собой.

Может быть, Земля уже заражена смертельной болезнью и вопрос только в том, каким будет инкубационный период. И почему Событие А должно быть единичным? Почему не допустить, что это лишь НАЧАЛО и подобные события вот-вот произойдут или уже происходят в разных областях земного шара?
Но тут я уклоняюсь в безответственное фантазирование, что непростительно для ученого. Человек науки имеет дело с фактами, а не с фантазиями. И факт передо мной — ошеломляющий, опрокидывающий, заставляющий почувствовать мою собственную малость, ничтожность во Вселенной.

Нельзя поддаваться этим эмоциям. Я немец, и моя страна ведет тяжелую войну. Мой долг — попытаться использовать Событие А, принесенное им знание, если таковое в принципе постижимо человеком, для того, чтобы приблизить победу рейха. Ну



Назад