d3c87086

Бычкова Елена - Бесценная Награда 2



ЕЛЕНА БЫЧКОВА, НАТАЛЬЯ ТУРЧАНИНОВА
ЗАЛОЖНИКИ СВЕТА
Убивать порождения Мрака – непростая работа. Даже если тебя обучают этому сверхъестественные существа. Ритуал Миркара возвращает потерянную память о прошлых жизнях и капельку былого могущества. Но один ты все равно слаб и беспомощен.

Поэтому, чтобы обрести всю полноту силы, следует очень быстро и правильно выбрать союзников.
На чью сторону встать, каждый решает для себя сам. Но, выбирая, не следует забывать святую истину – быть заложником Света иногда страшнее, чем идти по дороге, ведущей во Тьму.
Если ты когда-нибудь скажешь «нет»,
хотя я хочу сказать «да»,-
Я буду твоим эхом...
Если ты когда-нибудь полетишь вниз,
хотя я буду стремиться ввысь... –
Я последую за тобой.
«Plazma»
ПРОЛОГ
– Странный у тебя мир... – Я и сам странный. Архэл, едва повернув голову, взглянула на брата через плечо. Эласеор улыбался, чуть приподняв темно-золотые брови.

У него было веселое лицо с ямочкой на подбородке, яркие, всегда готовые к улыбке губы, на щеках вечный юношеский румянец, а в глазах тысячелетняя мудрость и печаль.
– Я знаю, Элас, почему твой мир красный, – произнесла Архэл тихо. – Это кровь. Боль. Ты тоже чувствуешь их...

Напоминание о боли. Всем, кто приходит сюда. И себе самому.
Эласеор молча наклонился, взял тетраморф1 Архэл, положил его себе на колени и стал рассматривать сложный узор. Потом поднялся и так же безмолвно повесил щит, способный отражать одновременные магические атаки из четырех измерений, на ее руку. Отошел в сторону, окинул гостью оценивающим взглядом художника.
– Я права? – спросила боевой ангел, глядя на него строго и требовательно.
– Ты права... – прозвучало в ответ.
Когда она ушла, ангел подошел к окну и пристально посмотрел на алую равнину. Сдвинул брови, вытянул вперед руку. Повинуясь его воле, земля на западе Небесной Твердыни стала плавиться.

Взмыли вверх белые башни, на фоне голубого неба задрожала, искрясь, арка ажурного моста, красные травы превратились в лазурные волны моря. Несколько мгновений Эласеор смотрел на свое творение, потом вздохнул, и все исчезло. Мир снова стал красным.
Архэл вернулась в свой дом, в свой мир. Здесь не было ни величественной роскоши белых дворцов архитектора Эрнолтинаора, ни алой символической бесконечности степей Эласа.
Она не любила постоянства. Ее дом – дворец без крыши – стоял в окружении буйной зелени и цветов. Потолком здесь служило небо.

Звездное ночью, солнечное, прозрачное, густо-синее днем. Дождевые тучи всегда проползали мимо, повинуясь желанию хозяйки, и только теплый ветер залетал внутрь. Шелковые блестящие драпировки, мраморные статуи, ковры и простые скамьи, хрустальная посуда и оружие – все это лежало, висело, стояло где придется.
Архэл подбежала к высокой арке, и тут же с темно-зеленого куста сорвалось в воздух облако сиреневых цветов или бабочек, а может быть, птиц. Ангел протянула руку, и одно из этих созданий опустилось ей на запястье.

Все-таки бабочка: с резными крыльями и хоботком, испачканным в пыльце. Архэл нахмурилась, пытаясь вспомнить, когда она создала ее, но так и не смогла. Бросила на кровать, покрытую ковром, щит, сняла ножны с мечом, стянула волосы на затылке лентой.

Вместе с щебечущим роем бабочек-птиц взлетела, широко распахнув крылья и запрокинув голову.
И снова на нее накатили неожиданная безудержная, безграничная радость, восторг, счастье. Они кипели в сердце, переливаясь через край, и захлестывали все вокруг. Свет, пение без слов, ветер, волны океана, несущиеся навстречу небу. Кто



Назад