d3c87086

Бэлза Игорь - Чудный Гений



Игорь Бэлза
Чудный гений
Внимание уже первых исследователей жизни и творчества Гофмана, в
особенности тех, которым мы обязаны публикацией его эпистолярного наследия,
привлекли его слова в посланном из Варшавы письме к его ближайшему другу
Теодору Готлибу фон Гиппелю младшему от 28 февраля 1804 года.
Государственный советник Э.Т.А.Гофман, исправно исполнявший тогда свои
обязанности юриста, был, однако, как обычно, погружен в "мир, полный
магических явлений", о котором он и писал Гиппелю, рассказывая о зарождении
нового, пока еще неясного замысла: "Вскоре должно случиться что-то великое -
из хаоса должно выйти какое-то произведение искусства. Будет ли это книга,
опера или картина - quod diis placebit*. Как ты думаешь, не должен ли я еще
раз спросить как-нибудь Великого Канцлера, не создан ли я художником или
музыкантом?.."
______________
* То есть "что будет богам угодно" - одно из любимых латинских
выражений Гофмана.
Толкованием слов о Великом Канцлере занимались многие, приходя порой к
совершенно курьезным выводам. Не будем на этом останавливаться. Знаменитый
моцартовед, поляк Теодор Вызевский (принявший во Франции псевдоним де
Визева), в посмертно опубликованном эссе "Моцарт и Гофман", комментируя
цитируемое место, высказал убеждение, и с этим нельзя не согласиться, что,
упоминая о Великом Канцлере, Гофман имел в виду Господа Бога (а не какого-то
министра)*. Гофман не раз задавался вопросом, создан он музыкантом или
художником, и обычно приходил к выводу, что он создан именно музыкантом. И
нужно сказать, что в жизни его были периоды, пусть недолгие, но счастливые,
когда музыка становилась его основной профессией безраздельно.
______________
* Wуzеwа Т. de. Mozart et Hoffmann. - In: Miscellanea. Paris, s. a., p.
183.
Но семейные традиции предназначали ему, правда, иную карьеру. В
большинстве своем предки Гофмана (среди них имелись как немцы, так и поляки
и венгры*) были юристами. Отец его, Кристоф Людвиг Гофман, был адвокатом при
верховном суде в Кенигсберге. В этом старом университетском городе,
входившем тогда в состав Пруссии, 24 января 1776 года родился его сын Эрнст
Теодор Вильгельм. Вскоре после появления его на свет родители разошлись, и
супруга адвоката Ловиза Альбертина Гофман вместе с сыном вернулась в отчий
дом, в котором прошли юные годы будущего писателя.
______________
* Но во время хозяйничанья фашистов в Германии ведомство Геббельса
официально запретило упоминать о каких бы то ни было предках Гофмана, кроме
немецких. После войны защиту "чистоты немецкой крови" великого писателя
предпринимали (даже в нашей стране) случайные люди, пытавшиеся отсутствие
компетентности прикрыть развязностью.
Годы эти были невеселыми. Воспитанием мальчика мать почти не
занималась, доверив это дяде Отто Вильгельму, отчасти также бабушке Ловизе
Софье Дерфер и тете Иоганне, сумевшей, в отличие от других членов семьи,
завоевать любовь ребенка, которого тяготили удушливая атмосфера бюргерского
дома и особенно - бесконечные нотации дяди. Но уже в раннем детстве
проявилась музыкальная одаренность мальчика и его беспредельная любовь к
музыке, не угасавшая вплоть до последних дней его жизни. Эта "высокая
страсть" приносила ему те радости, которые скрашивали годы, проведенные в
дерферовском доме.
На протяжении десятилетия 1782-1792 Гофман учился в протестантской
городской школе. Еще до окончания ее он начинает брать уроки рисования у
талантливого кенигсбергского художника Иоганна Готлиба Земана, по



Назад